«Я хочу, чтобы журналисты умирали старыми»

Кто такие журналисты? Как они работают? Разве сложно писать статьи? – такие вопросы я поставила перед собой, когда захотела стать журналистом. В тот момент я ещё не знала точных ответов на эти вопросы, я даже не знала, куда идти с таким желанием, но сейчас я уже могу на них ответить. 

Журналист – это голос народа. Журналист всегда пишет для людей, про людей. Журналист – это правозащитник, он готов идти в самые гиблые места, чтобы бы помочь, поддержать, осветить. Журналисты говорят о том, о чём нельзя. Показывают то, что запрещено. Докапываются до истины, которая скрыта за миллионами стен и замков лицами, у которых чуть больше власти, чем у обычных работяг. 

Журналисты работают в разных условиях. И в «горячей точке», и в офисе, и дома, и на улицу они тоже выходят. Журналисты пишут всегда, и это всегда непросто, когда ты пишешь о морально тяжелых событиях. Для журналиста важно осветить, рассказать, добиться справедливости, а легко или трудно это сделать – это не имеет значения.

Но зачем журналисты это делают, раз так опасно и тяжело? Окей, а кто кроме них? К кому пойдут люди, у которых больше нет дома, семьи, надежды? К власти? А всегда ли она примет и услышит? – Нет. Журналисты всегда услышат, у них есть возможность помочь, и это самая важная причина, почему они идут туда, куда не все решатся пойти.

Памятная дата

15 декабря – день памяти журналистов, погибших при исполнении профессиональных обязанностей. Эти люди – эталон бесстрашных, человечных, настоящих журналистов. Ко многим из них смерть пришла «по заказу», некоторые погибли от несчастного случая. Но все они не спасовали перед лицом опасности и угроз, они пошли к людям, которые в них нуждались. Профессия журналиста находится на втором месте по смертности после профессии шахтёра. Журналисты всегда рискуют, они всегда опережают время. «Когда правительство всё время улучшает прошлое, журналисты пытаются улучшить будущее», – это фраза из речи редактора «Новой газеты» Дмитрия Муратова на церемонии вручения Нобелевской премии. Он же сказал, что журналисты должны быть свидетелями, свидетельствовать о том, что происходит.

Военкор Евгений Голованов во время одной из командировок в Сирию.

Журналисты на войне

Евгений Голованов – алтайский журналист, сейчас работает на телеканале НТВ. Он военкор, работает в «горячих точках». Он рассказал о том, каково это – идти туда, где опасно. Евгений поделился, с какими погибшими журналистами он был знаком и какой была его реакция на смерть коллег: 

– Круг журналистов, работающих на войне и освещающих вооруженные конфликты в федеральных СМИ, достаточно узок. Это своего рода профессиональное сообщество, в котором все хорошо знают друг друга, постоянно пересекаются во время работы и, скажем так, в «мирное время» поддерживают отношения. И даже если не знакомы лично, внимательно следят за работой коллег. Сообщения о гибели или ранении кого-то из военкоров всегда воспринимают как личную трагедию. За последние годы в Сирии и в Донбассе мы потеряли многих талантливых ребят. Самая большая потеря – при крушении Ту-134 25 декабря 2016 года. Тогда погибли девять журналистов и операторов, направлявшихся в Сирию, в том числе съёмочная группа НТВ: корреспондент Михаил Лужецкий, оператор Олег Пестов и звукооператор Евгений Толстов. О случившемся я узнал, находясь в Арабской республике вместе с корреспондентами других каналов. Для нас это был шок.

В работе военкора, находящегося в зоне конфликта, возникают опасные ситуации, из которых, кажется, выбраться просто невозможно. Евгений Голованов рассказал о своём случае: 

– В одной из первых командировок в Сирию мы направлялись из Латакии в Алеппо на бронекапсуле в составе колонны российских военных. Тогда боевики периодически устраивали вылазки на дорогу и из ПТУРов пытались обстрелять машины. В тот раз они попали в один из грузовиков, шедший впереди нас. Не самое приятное ощущение, скажу я вам, когда ждёшь, прилетит ли в твою машину. Тогда всё обошлось. Потом ещё бывали похожие случаи и в Донбассе. Но всё это в сравнении с ситуациями, в которых оказывались мои знакомые на войне, мелочи. Иногда ребята чудом выходили невредимыми из таких передряг, в которых казалось, что всё… И в то же время умудрялись снимать лучшие кадры. Хотя и говорят, что «ни один кадр не стоит жизни журналиста», но риск – одна из неотъемлемых составляющих профессии.

Евгений также поделился, с какими мыслями он в очередной раз отправляется в «горячую точку» и какими словами успокаивает своих близких.

– Думаю ли я о том, что могу не вернуться? Не верьте тому, кто скажет, что не думает. Подобные мысли стараешься отгонять. Шахтер же тоже отдаёт себе отчёт, что может не вернуться из забоя. В первую очередь, уезжая в очередную командировку, стараешься успокоить родных. Просто крепко обнимаешь и вселяешь уверенность своим спокойствием. Им гораздо сложнее – ждать и надеяться, что и на этот раз всё обойдется.

На войне меры безопасности – самое главное для журналиста. Евгений Голованов рассказал, помогают ли журналисту его удостоверение и атрибуты с надписью «Пресса».

– Как и в любой другой профессии, у журналистов тоже есть опредёленный перечень мер безопасности. Другой вопрос, что порой и при условии их соблюдения нет никаких гарантий. Конечно, журналисты в зоне конфликта работают всегда в бронежилетах и касках. Но, если где-то нашивки «Press» и служат своего рода защитой, то в Донбассе было наоборот. Поэтому на передовой многие специально снимают их, чтобы лишний раз не привлекать внимания. Мы живем в эпоху информационных войн, и с той стороны журналистов расценивают как реальную угрозу. Военкоры ведь становятся очевидцами и не просто снимают репортажи, а, по сути, фиксируют факты военных преступлений. Война, развязанная Киевом против жителей Донбасса, на мой взгляд, не что иное, как военное преступление. 

Среди мер безопасности, по словам военкора, есть и курсы по подготовке журналистов для работы в «горячих точках». 

– Раньше вопросу специальной подготовки журналистов должного внимания не уделяли. Порой на войну попадали люди, не имевшие ни малейшего представления об особенностях такой работы, и учились, что называется, по ходу дела. И сейчас такое случается. Я считаю, это неправильно. Никому же не приходит в голову доверить терапевту сложную хирургическую операцию. Сейчас организованы специальные курсы для журналистов, где их обучают основам работы в «горячих точках» и элементарным правилам безопасности. Правда, пока это дело добровольное. Я в своё время служил в армии, затем долгое время работал с военными: снимал крупномасштабные учения, боевые стрельбы – был, что называется, в теме. Еще лучше, когда в военную журналистику приходят бывшие военнослужащие. Например, один из знаменитых российских военкоров Александр Сладков в своё время окончил высшее военно-политическое авиационное училище, старший лейтенант в запасе. Если журналист найдёт себя на этом поприще, то будет постигать эту науку, накапливая опыт в каждой новой командировке. Военкорами не рождаются, ими становятся.

При всей опасности своей работы Евгений Голованов не хотел бы менять её на какую-то другую:

– Военкоры в большинстве своем люди, фанатично преданные профессии. Работа на войне становится смыслом их жизни. Я, скорее, журналист, для которого это лишь одна из граней работы. Есть и «на гражданке» масса других тем, для освещения которых требуется не меньше усилий. Хотя, не скрою, каждый раз, возвращаясь из командировки, спустя некоторое время испытываю что-то вроде ностальгии. Вновь тянет. Так что поработать, скорее всего, ещё доведётся. Как говорит один мой хороший друг-военкор: «Войн на наш век хватит. Хватило бы запала».

Журналисты – тоже люди

За 2021 год 42 журналиста по всему миру погибли из-за своей профессиональной деятельности, 293 оказались за решёткой. Свобода слова – наказуема, журналисты умирают не от старости. Почему так происходит? Почему журналистам, которые освещают незаконную деятельность в Чечне, поступают угрозы, а с этим ничего не делают? Почему дела по убийствам журналистов остаются нераскрытыми, а сроки давности в 15 лет истекают безрезультатно? Все эти вопросы остаются без ответа, но журналисты всё равно не молчат – они говорят, кричат, расследуют, показывают, докапываются. Журналист – это не про профессию, это про личность – сильную, справедливую, честную, гуманную и бесстрашную. «Я хочу, чтобы журналисты умирали старыми», – сказал Дмитрий Муратов. Мы тоже.

Автор: Александра Трусова, 9 класс, лицей №129

 31,024 Всего просмотров,  17 просмотров сегодня

Еще материалы

Алтайские «тимуровцы»

Продуктовый магазин. По отделу ходят люди в белых толстовках с красным крестом. На лицах маски, на руках перчатки. Не пугайтесь, это волонтеры «Алтайского центра развития

 23,170 Всего просмотров,  16 просмотров сегодня

Читать далее

Аккумулирование фотолетописи медиафорумов

Аккумулирование фотолетописи медиафорумов (журналистских фестивалей, профильных смен и т. п.) Цели: – аккумулирование наиболее полной фотолетописи медиафорума; – активизация фототворчества юных журналистов; – повышения профессионализма

 11,583 Всего просмотров,  11 просмотров сегодня

Читать далее

Собери символ года

Трудный год крысы заканчивается, совсем скоро ей на смену придет металлический бык. Мы подготовили для вас материал о том, что же нам принесет этот символ.

 10,198 Всего просмотров,  19 просмотров сегодня

Читать далее