альтернативный текст

Из «Моста» перешел в МТА

(03.11.2019)

Учиться в университете, бросить его ради искусства, уехать работать далеко от дома в престижный театр и в итоге вернуться на Родину – больше напоминает сюжет очередного фильма о погоне за успехом. А это история жизни молодого актера Андрея Воробьева, который в новом сезоне перешел из Пермского театра «У Моста»* в Молодежный театр Алтая.

Не театральная родина, просто родина

Актер родился в селе Талица, Советского района. Мама – учитель физики, папа – ветеринар. Андрей мог бы стать журналистом: из года в год ездил на «Журналистский пленэр», учился в филологическом классе Бийского лицея. И все же поступил на социологический факультет АлтГУ. Бросил после третьего курса – сам не знает почему: «Какая-то мистическая сила мной руководила. Дело в том, что я пишу стихи, и как-то я выступал в Барнауле, и мне кто-то сдуру сказал: «У вас есть обаяние, поступайте в театральное».

Семья на такое решение отреагировала просто: «Ну, давай». И для однокурсников это не стало сюрпризом: «Дело в том, что я на гитаре играл, – пытается для себя объяснить Андрей. – Для простого человека, если кто-то играет на гитаре – он должен быть артистом. И я стал».

Окончил курс Геннадия Васильевича Старкова в Алтайской академии культуры. «Я ему очень благодарен, всегда им восхищаюсь и буду восхищаться», – говорит о своем преподавателе актер. Выпуск из академии сравнивает с шагом в пропасть: «Чувствовал, что я способен выходить на сцену». Но выйти не получалось. Пробовался в МТА – не взяли: «Профнепригоден». В массовку в драму на полставки – не вышло.

Андрей отправил резюме в Пермский театр «У Моста» – и его приняли. «Я думал, что понравился, но нет, – смеется артист. – Тогда еще не знал, что там нет кастингов, и, если человек хочет заниматься театром и работать, не важно кем: актером, администратором, монтировщиком, – пожалуйста. Со временем человек сам понимает, справляется ли с графиком и с требованиями Сергея Федотова, художественного руководителя, довольно авторитарного. Для Федотова важно, чтобы человек хотел трудиться, а дальше научит: у него есть желание работать с артистами. Такого в местных театрах я тогда не нашел. Алтай моя родина, но театральная родина – Пермский театр «У Моста»».

Андрей уехал, как и практически все однокурсники. И дело не в низком уровне подготовки: к примеру, выпускница Геннадия Старкова Полина Шипулина, работающая сейчас в Краснодаре, была номинирована на «Золотую маску». «На Алтае невероятная актерская и режиссерская школа. Но театрам до этой школы нет дела. Каждый год выпускаются ребята в никуда. А им нужна сцена». Во многом виновата система: «Возьмем условный театр. Это государственное учреждение. Есть, допустим, 30 актерских ставок. Когда приходит резюме, его чаще всего не рассматривают: если труппа укомплектована, организация ведь не может кого-то уволить», – объясняет Андрей. – Это не как в футболе, там классная система – трансферы: проходит футбольный матч, приезжает агент и выбирает игроков. А каждый театр – довольно закрытая каста».

«Все нормально, это театр «У Моста»

«У меня был шок: не потому что плохо, а потому что все по-другому», – говорит актер о своей первой неделе в МТА. Он вышел на работу позже, чем труппа, когда после начала репетиций прошло полмесяца, а до премьеры «Нашего городка» оставалось 10 дней. Кандидатуру Андрея даже не рассматривали. «Но я как-то выучил весь текст за один день,

попробовался, и режиссер Алексей Серов поставил меня играть премьеру. Все удивились. Чему? Не знаю, тому, что текст быстро выучил, наверное (смеется). А я сказал: «Ребята, все в порядке, это «Театр у Моста». Там принято ре-пе-ти-ро-вать. В Перми это домашняя работа».

В театре «У Моста» актеры готовятся один-два дня, и выходят на сцену: художественного лидера Сергея Федотова все понимают не по щелчку – по взгляду. Поэтому неудивительно, что за 4 года работы Андрей Воробьев сыграл более 60 ролей! Не у каждого актера такой послужной список наберется и за всю жизнь. «Но такие репетиции, как в МТА, наверное, нужны», – замечает Андрей. – Это другой театр, совершенно по-другому устроенный внутренне, со своими правилами».

Своеобразные правила были в Перми. В этом году Андрей там попробовал себя в роли режиссера-постановщика: написал инсценировки и поставил «Крошку Цахес» и «Вий». Но, если посмотреть сайт театра «У Моста», режиссером и автором инсценировок окажется Сергей Федотов. «В «Вие» это уместно – Сергей Павлович много туда вложил… Но с «Крошкой» нет – в каком виде репетировали, в таком и остался», – пожимает плечами актер. – Но я не хочу плохого сказать о Федотове: он создал «У Моста» с нуля. Театр получил известность в России и в Европе. Федотов для актеров царь и бог, может делать все, что ему хочется. Его метод работы потрясающий, и художественный уровень театра действительно космический. К сожалению, далеко не везде так».

«Что полезнее – когда в театре есть главный режиссер, или когда его нет? Я считаю, что такой человек должен быть: он ведь не только репертуарную политику формирует, но и следит за труппой, за состоянием и формой актеров, – рассуждает Андрей. – С другой стороны, у него должен быть какой-то ограничитель: классно, что он есть, но с ним бывает трудно».

Каким бы хорошим театр «У Моста» ни был, Андрей устал, захотелось обнулиться: «Не то что «я устал и ухожу», просто хочется нового на новом месте. Там за 4 года, работая в стиле русского психологического театра, я достиг рубежа, дальше которого не шагну. Переиграл все, что можно. Если бы остался – стоял бы на месте или шел по кругу». Актеру захотелось испытать себя: сможет ли он работать в театре с другим способом существования на сцене: «В МТА разные постановки за счет того, что нет главного: какой режиссер приезжает, такие у него и требования – и это хорошо, с одной стороны. Есть разные спектакли, я посмотрел «Бойцовский клуб», «Wonder boy» – они потрясающие, но поставлены совсем не по законам психологического театра, и мне страшно: а могу ли я так?»

Страшно сложно

«Мне страшно, что если меня не будут подгонять и заставлять работать, как в «Театре у Моста», то я обленюсь и нечего не буду делать», – признается актер. – Надо себя заставлять: «А ну-ка, встань и работай, напиши какую-нибудь инсценировку, поставь».

Работать в театре сложно. По словам Андрея, каждый спектакль и репетиция – это обучение. У повара и токаря, например, есть набор умений, которыми они могут пользоваться всю жизнь. Для актера это штампы: «На каждую репетицию и спектакль я должен выходить чистым: ничего не уметь, ничего не знать. Сложность в том, что перед зрителем всегда нужно «печь пирожки»: какие бы роли не исполнял, какие бы премии не получил и как бы зрители не любили за прошлые работы – здесь и сейчас ты должен доказать, что чего-то стоишь».

Барнаульские зрители уже заметили Андрея. «Но я всего два спектакля здесь отыграл», – добавляет он. – Два спектакля в месяц для меня – это тяжело. Мой организм в каком-то психическом смысле начинает ломать: в Перми за это время я сыграл бы 40 спектаклей. Сейчас постоянно хочется работать».

Удивительно, но профессия актера Андрею не очень нравится. Но он любит театр и хочет быть режиссером. Ему кажется, в Барнауле больше возможностей исполнить это желание: «Здесь можно делать, как мне хочется. Если получится».

Он стал руководителем группы ребят от 10 до 12 лет в студии при МТА: «Играем «Чиполлино», хороший спектакль получился, вижу, что им нравится, но все же нужно что-то другое. Вспомните себя: в 12 лет мы все взрослые». Андрей решил сделать с ними спектакль посерьезнее – «Человек в футляре». Инсценировка готова, одна репетиция уже позади, а до премьеры два-три месяца занятий. Кроме того, он намерен участвовать в конкурсе самостоятельных актерских и режиссерских работ «Рождение замысла»: «Я хочу поставить спектакль на четырех человек «Камедыя» В. Рудова и К. Марашевского на белорусском языке. Он достаточно простой, как говорят, «самоигральная вещь» – в том смысле, что там может и не быть декораций, все внимание зрителя занимает актер. Планирую сам в ней сыграть».

После этих слов Андрей начал увлеченно читать двадцатиминутный монолог своего героя – еврея. Глаза горели, реплики произносились на одном дыхании... В мае, когда на фестиваль «Шаг» Андрей приезжал еще как представитель Перми, он произнес: «Надеюсь, что в Барнаул приедет человек сумасшедший и взорвет театральное пространство». Актер не думал, что это мог быть он. Сейчас он сказал, что не вполне понимает, как это сделать, но одержимость свою не отрицает. Надежда на «теракт» есть. Главное – работать.

*Справка: Пермский театр «У Моста» - авторский театр Сергея Федотова, созданный в Перми в 1988 году. Его слоган: «Мистический Театр, в котором все реально, и Театр Реальный, где все Мистика». Следует традициям психологического театра: развитие психофизики актёра, его способности работать с внутренней энергией и своим подсознанием. Театр выезжает на фестивали по 10-12 раз в сезон, при этом «дома» играется по 50-70 спектаклей в месяц и выходит 6-7 премьер в год. Широко известен в Европе, трижды номинант и лауреат «Золотой маски». По версии Forbes, входит в десятку лучших провинциальных театров России.


Автор: Екатерина Карзова, 2 курс, АлтГУ, г. Новоалтайск