альтернативный текст

Погонами курсантскими горды

(27.05.2019)

Нас пятеро. Мы курсанты военно-патриотического клуба. Если вы случайно увидите нас, девчонок, то представить с чем-то тяжелее кружки чая вряд ли сможете. Но именно мы знаем, сколько весит автомат Калашникова.

Закрытие. В строю мы стоим последний раз, в этом строю. Нас переполняют эмоции: радость, счастье, волнение, гордость. Все время я спохватывалась: «Хоть бы не забыть, хоть бы не забыть». А как все начиналось?

Все получилось спонтанно. Месяц назад великолепная пятерка и наш тренер ехали в трамвае:

- Мы хотим участвовать в Спартакиаде, можно?

- Участвуйте, - неожиданно, но коротко и четко. Как всегда.

Спартакиада проводится двадцать лет. Десятка лучших военно-патриотических клубов Барнаульского образовательного округа. Сто подготовленных бойцов. Девочки никогда не совали свой нос дальше взвода обеспечения. Взвод обеспечения – это такие разнорабочие в рамках Спартакиады: заполняют протоколы, накрывают, дистанцию помогают натягивать и т.д. Быть первыми в рядах участников – это вызов.

На подготовку у нас оставался месяц. Мы многое уже умели, что-то делали точно лучше мужских команд. Все испытания мы если не проходили, то видели их исполнение. Никому из нашего клуба «Сибирь» мы не стали рассказывать, ведь наше участие еще под вопросом. Так и тренировались: мальчики готовятся - и мы рядом, тоже готовимся. Но говорим, что не готовимся. Каникулы прошли в зале. Да и остальное время тоже. Синяками и царапинами покрылось все тело. Маникюр отправился в отпуск. Мы ползали, бегали, стреляли, отжимались, повторяли и оттачивали движения. Легко не было, но ни одна из нас этого не сказала.

- А может, вам участвовать? - спрашивали нас. И мы понимали, что мы все делаем правильно.

Спартакиада проводится в лагере «Кристалл». В первый день команды заезжают. На дверях появляются таблички с названиями команд. Нас клеймят как «Взвод обеспечения». ВПК «Сибирячки», вооружившись фломастерами, восстановили свое доброе имя. На нас легла двойная задача: и помогать в организации соревнований, и участвовать самим. В первый день, кроме линейки открытия, проводят самое длительное и обширное испытание – «Тропа разведчика». «Тропа» состоит из тринадцати этапов. Большинство из них располагаются за территорией лагеря – в лесу. Девочек расставили на этапы, помогать судьям. Меня назначили фотографом, как и в прошлом году. Мы бежим последними. Было решено собраться на старте после восьмой команды. Противогазы мы оставили на старте, аптечка, по нашим расчетам, достанется нам от «Сибири».

Фотографу нужно все запечатлеть. А также бонусом от нашего тренера мне достается особая миссия: вся «тропа» с командой нашего клуба. Получается, что я пробегу дистанцию три раза: фото для администрации, поддержка и фотографии для «Сибири» и со своей командой, на результат.

«Первые на дистанции, встречаем»,- слышно из каждой рации. «Отлично, наши седьмые, время есть»,- подумала я. В прошлом году я бегала, так как расстояния между этапами большие. Сейчас нужно беречь силы, но иногда все-таки срываюсь на бег. Прошло около двух часов, снимки со всех этапов готовы. Нужно ждать «Сибирь». Мой путь с ними начнется со стрельбы, до нее есть еще два этапа, но за зиму земля там обвалилась, и я им буду только мешать. А ждать пришлось недолго: «седьмых выпустили». Наш тренер, Александр Александрович, тоже был с нами, но как только сказали про «Сибирь», ушел, говорит, что и так лысый. Все, сердце застучало, ладошки взмокли. За своих всегда «болеешь», как за родных. Мы за себя меньше переживаем. О, а вот и они. Щелк, щелк. На стрельбе крики и возгласы только мешают, но внутри себя я очень громко кричу, а за мной двигается парад поддержки с плакатами и свистом. Святые винтовки, отстрелялись. Теперь я спринтер, ведь мне нужно бежать быстрее их, чтобы не путаться под ногами. Зона заражения, навесная переправа, хоть бы не упали: «Терпи! Еще немного!» Болото, гранаты, дышите, дальше много бежать. Следующие три этапа прошли незаметно, они не очень далеко друг от друга. А потом бежать далеко , но там топография, отдохну. Прибегаем, «Сибирь» встречают судьи. Ребята ищут азимут, опознают топознаки, готовятся к «земле – воздух». Я фотографирую, Виолетта – еще одна «сибирячка», которой скоро на старт, помогает на этапе. И тут: «Сибирячки! Вы чего стоите? У вас пять минут до начала. Бегом!» Вот и отдохнула на топографии. «Так, Вика стоит на радиосвязи, а Катя и Аделина на мышеловках», - думаю я, пока очень быстро перебираю ногами в сторону лагеря.

Противогазные сумки надеты, перчатки взяты, трава для костра с собой, но где… Аптечка! «Сибирь» еще на дистанции. Отлично, ждать нас точно никто не будет. Делать нечего, придется просить у другой команды.

- Катя, давай.

Аптечка с нами.

- Вытяните руки, сложите вместе. Сделаем?

- Сделаем!

Три! Два! Один! Старт! Это волнение, восторг, смешанные с сомнением в том, что все это на самом деле. Первый этап – костер, который нужно разжечь с одной спички. Мы сидим вокруг костровища и закрываем его от ветра. Похожи на пингвинов, греющихся в зимнюю стужу.

- Расправьте масхалаты как можно шире, - говорит Аделина.

Мы договорились не кричать друг на друга. Это сбивает. Работа должна быть слаженная - и никак по-другому.

Я сижу и заколдовываю нитку: «Перегорай, давай же, ну. Нам нужно бежать. Пожалуйста!» И вдруг костер выстреливает вверх. Вряд ли подействовала моя магия,

скорее законы природы и мастерство Аделины. Нитки хватает на пару секунд. Все видели, как девушки элегантно цокают своими каблучками, а как десять ножек яростно затаптывают костер, видели?

- Здесь узко, аккуратнее!- говорю я девочкам и заодно напоминаю себе.

Мы на месте: «ВПК «Сибирячки» на этап прибыли».

- Открытый перелом голени, действуйте, - сообщает нам судья.

А вот и командная работа: Катя, самая легкая, очень натурально изображает травму. Вика и Аделина бинтуют ей ногу, накладывают шину. Мы с Ветой быстро собираем носилки. С больным нужно разговаривать, чтобы он не потерял сознание. Хорошо, что Катя не умеет молчать.

- Транспортировка пострадавшего на носилки, - комментирует наши действия Аделина. А Катя уже начинает петь.

Два прямых узла для фиксации. Готово! Понесли! Спускать пострадавшего с пригорка нужно ногами вперед, а по прямой и поднимать - головой. В зале эта задача казалась легкой, но сейчас… Я честно думала, что не донесу.

- Несите ближе к земле, - командует Аделина.

Я опускаю руку, нога начинает скользить. Склон я прохожу на корточках.

- А ты такой холодный, как айсберг в океане … - новый саундтрек от Кати.

- Переворачиваем!

- Не уроните меня! – саундтрек прервался.

В прошлом году склон был не такой крутой. Просто подняться трудно, а мы несем человека. Пытаюсь попадать ногами в «ступеньки» - выемки от шагов других команд.

Катя жива, бежим дальше. На стрельбе мы задержались. Ветер. После бега и носилок руки трясутся. Пять падающих мишеней. На каждую из нас по одной. Так примерно и получилось.

На каждом этапе на нас реагируют по-разному: где-то считают пришельцами, где-то по схеме «Ну давайте быстрее. Вы последние, из-за вас я еще не пью вкусный чай». Без смешков и удивления не обошлось. Большинство этапов мы проходим правильнее многих, если не всех. Зона заражения без штрафов. Ну вот, похвасталась, одна девочка все-таки срывается на навесной и немного ударяет судью. Теперь я тоже боюсь упасть, но нет, все отлично. Здесь мы похожи на тараканчиков. Висишь вниз головой, цепляясь за веревку руками и ногами. Руками тянешься к финишу, ногами скользишь. Можно обжечь щиколотки, но у нас штаны заправлены в носки, и все это обмотано скотчем. Сделано это от клещей, но пригодилось и здесь.

Мы уже испачкались, а сейчас будет еще хуже. Белым кроссовкам придет конец. Болото. Грязная, ржавого цвета вода. У нас четыре жерди. Нужно перебраться на другую сторону.

- Держимся друг за друга

- Давай следующую

- Дальше нужно прям далеко шагнуть, иначе соскользнешь, - уверенно советуют мне.

Перекладывая жерди, я мельком смотрю на свои руки. Грязь поселилась в складках кожи, кое-где пальцы даже успели потрескаться. Я еще не знала, что это только начало. Всю спартакиаду я буду мазать руки кремом, это не будет помогать, а подушечки пальцев будет щипать от всего. На следующем этапе гранатами мы не попали, за это нам выставили штрафы, но зато все сделали правильно. Лишних ошибок не будет. Каждая секунда на счету.

- Не бегите так быстро, - говорит Аделина.

- На параллельках отдохнем

«ВПК… «Сибирячки»... на этап…», - запыхавшийся доклад был прерван.

- Да вижу я, что вы прибыли, начинайте прохождение. Мне еще веревки убирать.

Так же нас встретили и на этапе «Спуск-подъем». А на испытании «Минное поле» мы для судей словно прилетели на НЛО. Первый участник идет со щупом и расставляет флажки там, где он нашел мины. Далее вся команда идет по его следам.

- Уже подорвались? – говорит один судья другому.

- На удивление еще нет, пару раз были прямо близки к этому.

Испытание пройдено без штрафов. Это радует.

- Помните, что там резко направо, - предупреждаю я.

- Мы молодцы, бежим дальше , - подбадривает наша Победа, то есть Виктория.

На протяжении всей тропы мы поддерживаем друг друга. Чувствуется команда. Это очень помогает.

- Где флажки? Почему их убрали? – маркировку убрали. Кто бы это ни был, все равно неприятно.

Топография. Одна готовится к «Земле – воздух». Две идут на определение азимута, две, и я в том числе, - на топознаки. Это такие значки для определения местности. Тот, который достается мне, не значился в нашей теории. Я испугалась. Нельзя показывать, что ты не знаешь: «Так, нарисованы деревца, их много. Думай! Явно лес, вот только какой? Ладно, скажу лес, что я теряю?».

- Лес

- Горелый, - поправляет меня судья.

- Да-да, горелый лес, - получилось!

На «Земле-воздух» нам досталась простая карточка «Нужны оружие и боеприпасы». Здесь мы выкладываем из участников команды знаки бедствия, которые в случае аварийной ситуации могут увидеть пилоты и помочь. Выложить две галочки. Легко! Нас меньше, поэтому в сумке, кроме травы, которую мы уже сожгли, были еще и штаны. Ими мы заменили человека.

Прохождение этапа завершено. Дальше радио. О, Антон. Мы думали, что «Сибирь» закончит, и он побежит рядом с нами всю «тропу», но успел присоединиться к нам только сейчас.

- Быстрее, вы можете! – теперь он наша группа поддержки.

Вот мы бежим, уже, уже близко... иии «ВПК «Сибиря…чки». Пам-пам. Отсечка – время, которое вычтут из нашего общего, ведь мы позже начнём выполнять задание. Две команды перед нами. Все, сидим, дышим.

- Как вы? – спрашивает Антон.

- Нормально, вы как?

- Девять минут «Борцам» привезли, - с удовольствием сообщает он.

Первая команда перед нами так и не разобралась с рациями. Ее сняли с этапа. Приступила к выполнению вторая.

Все, наша очередь. Самая большая отсечка. Мы с Ветой убегаем за ограду с карточкой, где азбукой Морзе зашифровано послание. Девочки остались принимать.

- Прием. Точка, тире, точка. Прием.

- Понял.

На другом конце так шумно, что у них там происходит? Оказалось, что команду, завалившую испытание, вернули. Главный судья стал им объяснять прохождение. Шумно объяснять. На просьбы девочек быть тише был получен отказ: «Азбуку Морзе уже бы и выучить пора!» Позднее мы еще не раз получим от него уколы. Меня он доведет до слез. Испытание пройдено, осталось последнее. Девочки уже убежали, теперь мы.

- Сонь, подожди, колени, - запыхавшись, говорит Вета.

- Давай сумку, будет легче, - я забираю у Веты сумку и мчу к «мышеловкам».

Сейчас нужно будет ползти. Две рейки вбиты в землю, третья лежит на них. Вместе они образуют П-образную конструкцию. Сначала рейки выше, а потом резкий поворот и заметно ниже. Невнимательный пропустит это, заденет и получит штраф. Противогаз в руке, сумку толкаю впереди себя.

- Ниже! Ниже голову, - подсказывают мне.

Выпрямляю руки, меня вытягивают. Песок скрипит на зубах, его много. Сплевываю.

- К финишу, быстрее!

- Мы сделали это! - кричат «Сибирячки».

Вечером того же дня

Дверь резко открывается.

- Сан Саныч, не пугайте так. Ну что там, известны результаты?

- У «Сибири» первое.

- Урааа, молодцы!

- У вас третье.

- Третье?? Серьезно?

- Да!

Счастью не было предела. Пока мы не увидели протоколы. Нам место не подписали даже в скобочках. Время есть, а места нет. Во всех последующих видах право на указание места в скобочках было тоже отвоевано.

Четвертое место мы заняли по стрельбе, первое - по строевой, рукопашному бою с оружием и без.

Визитка. Курсанты должны быть творческими и смекалистыми. Много народу, душно и жарко. Мы все одеты в парадную форму. Непонятно, что происходит с аппаратурой. Волнение. Как выступят мальчики? Как выступим мы? Еще эта нога. Во время бега потянула. Двадцатью минутами ранее мы узнали, что Сашу, командира «Сибири», укусил клещ. Нужно везти в больницу. Волнение достигает максимума. Порядок выступлений меняют, их пускают первыми. Я сижу за ноутбуком.

- Уже можно? Кто-нибудь объявит? – судьям меня не слышно, а главный судья молчит.

- Так я запускаю или нет? – говорю я уже достаточно громко, но в ответ молчание.

- Все! Выходи оттуда!

- Так какой выступает «Сибирь»? Когда мне быть готовой?

- Последней!

И тут я сдаюсь. Слезы сами катятся из глаз. На вопросы я отвечаю прерывисто. Мне приносят воды. Тут главный судья возвращается и криком начинает объяснять, что я сама виновата. Легче мне от этого явно не становится. Скоро я успокоилась, собралась, и мальчики выступили идеально. Как и мы позднее. А Саша часам к одиннадцати вернулся живой и здоровый.

Последнее испытание. Построение. Все отделения докладывают. Главный судья дает напутствие.

- Два захода по пять команд, - мы опять не в счет. Хочется закричать: «Забыли!».

«Огневая полоса». Ее решили изменить. Во-первых, выбрали другое место. Во-вторых, правила тоже подкорректировали. Сделали спонтанно настолько, что даже сами запутались. Первый заход получился чудовищным. Орут все: судьи, тренеры, мы, команды. Мальчики ушли в ярости.

Всех судей собрали. Они решают повторить забег. Запрещают кому-либо близко подходить, кричать и вообще все запрещают. У меня сердце ушло в пятки. На улице чудовищно холодно, но от злости становится жарко. Мы сидим на лавочке втроем: я, Вика и Вета. Аделина ходит кругами, пытается сдерживаться. Катя сидит на другой лавочке.

Старт. Сердце ушло в кроссовки. Нам страшно туда смотреть: «Они молодцы, они справятся, они лучшие». Это уже становится похоже на молитву. Они бегут быстро, но кажется, что время остановилось.

- Молодцы! – Аделина все-таки не сдержалась.

Тишина. Никто не кричит, только слышны звуки с дистанции. Но и их заглушает ветер. Мы сжимаем руки друг друга. Я уткнулась Вике в плечо, не могу смотреть. Чтобы сердце не остановилось, мы начинам тихонько мурлыкать песни:

…А у меня погоны без звездочек пока,

Далекая граница только снится,

Но стану офицером я наверняка

И будет мною Родина гордиться.

И будет нами Родина гордиться!...

И вот что хотелось бы сказать в конце: «Наша команда как погоны. Посмотрите, какие Звездочки».


Автор: Софья Ганзер, гимназия №85, 10 класс, г. Барнаул