альтернативный текст

«Здесь вам не тут» по-кадетски

(09.07.2018)

Вы идете смотреть на парад и первое, что бросается в глаза – красивая синхронность и дисциплина марширующих. Но многие ли знают, как проходит подготовка к ежегодному празднику? В действительности же все эти люди в погонах не прочь иногда повеселиться на репетициях, а нелепых и неприятных ситуаций порой возникает даже больше, чем хотелось бы.

Ни для кого не секрет, что к любому мероприятию участники всегда качественно готовятся. Проход барнаульского военного гарнизона 9 мая – не исключение. Тренировки проходят тщательно. Здешние реалии кардинально отличаются от идеалов офицерского порядка: ни сплоченности, ни организованности, только табор (зверинец) в форме, который каждый год «дрессируется» заново...

20 апреля 2018 г. Красные туфли – четкий шаг

Сегодня проходит очередная тренировка на плацу БЮИ, где собираются кадеты, курсанты, полиция и войсковые части. Все вроде неплохо, только вот погода подставляет: солнечно, но ветер ледяной. Женская «коробка»[1] – самая маленькая, зато самая громкая – сейчас стоит и вздрагивает от малейшего дуновения ветра. Кто-то радуется десятиминутному перерыву, некоторые обсуждают, стоя на каблуках, свои стертые в кровь ноги, бывшие выпускницы «ставят на место» дерзких новичков, решающих диктовать свои условия. Даже сейчас слышно, как Саша, ведущая правый фланг, орет на зарвавшуюся шестиклассницу, тихо называя ее «дерзкой овцой», на что Катя (виновница), не находя достойного ответа, замолкает, поджав губы, и подстраивается под звук барабанов, которые набатом бьют по ушам.

Слышится недовольный окрик Ольги Николаевны, которая руководит коробкой: «Ты, ты и ты – выровняйтесь по правому флангу!», «Рты закрыли, а то вы барабан так и не услышите!», «Соберитесь, это последний проход». Мы доходим до своего исходного места, нам сообщают, что мы свободны.

Сложно сказать, насколько трудно добираться в «красных» туфлях строевым шагом до автобуса, но все же миссия выполнима. Единственное огорчение – автобус, привезший нас сюда, сейчас налегке ретируется обратно в школу, хотя мог бы подвезти «страдальцев», которым по пути. До 9 мая таких тренировок будет еще достаточно, а значит у «зверинца» есть шанс стать дружным коллективом.

4 мая 2018 г. Поддождники/ Военные воришки/ «Веселые» дырчатки, Балетчики, Перчатки Фредди Крюгера (старика Крюгера (Фредди)

Вновь тот же плац и те же лица; прогноз погоды тоже небылица – обещают дождь. Раз уж привозят, то выбирать не приходится: встаем в строй по росту, готовимся к проходу. Опаздывающая Алсу, заменяющая Сашу, как можно незаметнее заполняет правый фланг и надевает перчатки: «Блин, девки, вы только гляньте! – показывает свои руки, – будто с Крюгера сняли! Бильчич, меняемся перчатками, а то Оля меня сама, как решето сделает, я ведь шеренгу веду!» В это время Ольга Николаевна выстраивает девочек, посещавших уборную, в один ряд: «Так, кто у Зюгановой перчатки стащил и подменил на желтые? Вам ничего не будет, руки выставляйте, иначе мы с вами время потеряем!» Вещевую задачку решают, и все расходятся по своим местам. Пока мы маршируем, у одной из девушек слетает балетка и описывает дугу, приземляясь возле оркестра. Сзади откровенный смех, зато полубосая продолжает маршировать, как ни в чем не бывало, но к ней подбегает седой офицер: «Иди обувь забери, потом в строй забежишь!» Она убегает, мы же тем временем домаршировываем до зеркала, в которое наблюдают за синхронностью, и останавливаемся: «Вот, девки, смотрите – у нас хотя бы вид сзади классный!» С неба падают первые капли, распространяющиеся с геометрической прогрессией. Теперь все стоят на своих позициях, а Бильчич катается со смеху: «Ха-ха-ха-ха!! Эй, Алсу, глянь, что получилось! показывает торчащие из дырок ногти. Да-а-а, я смотрю, ты в женщину-кошку начала превращаться... заражается и Алсу. Мы думаем: «Все, теперь придется идти под дождем». К счастью, кадетский состав отпускают, и мы с чувством выполненной миссии отправляемся по домам. Обходится без травм – и ладно.

8 мая 2018 г. Гномьи шеренги/ Где лучшие тусовки? – В гномьей шеренге! / Майское «Морозко»

Генеральная репетиция на нулевом километре. Все приезжают и кучкуются, а кадеты, как всегда, улитки – только приползать начинают. Погода отвратная: ветер нагоняет черные тучи, а дождь тихим сапом начинает накрапывать, ветер ледяной (даже снег утром выпал!), все дрожат, пытаются защититься от непогоды, но мало помогает. Дамы из «кадетки» дружно «пускаются в пляс», чтобы согреться. Пока идем строевым шагом до своего места, у меня выпадает украшение из шишки, по нему проходится полиция, «летка» и др. Ольга Николаевна говорит, как «хорошо» я прикрепляю цветок, хотя его мне прикрепляли! Так что сваливать вину только на меня неблагоразумно, но ее этот факт не особо волнует, и она велит мне искать этот несчастный кусок ткани на невидимке, пока не начался новый проход.  В попытках добежать до приблизительного места потери, юбка то и дело поднимается, что ставит меня в неловкое положение, ее приходится постоянно одергивать. Хорошо, один парень из полиции сказал, где видел пропажу. Одинокая материя валяется на асфальте, и ее грозится потоптать женская коробка: «А-а-а!! Не наступите на цветок!» Пока возвращаюсь до своего места, замечаю отдельно стоящую шеренгу летчиков, которые дружно веселятся и напевают песни: «Их выгнали за то, что базарят много», – отвечает на немой вопрос Алсу. Пока все стучат зубами, задние ряды травят шутки про «кривоногих пацанов». К нам подходит товарищ майор: «Ну, что, девочки, сильно замерзли? Тогда приседаем, а парни пусть дальше стоят!» Приседающим подсвистывают горе-летчики, но стоило начать проходить четвертый круг – пошел дождь с градом. Среди «гномьих» рядов слышатся счастливые возгласы: «Господи, ну неужели дождались!», «Все, можно готовиться домой! Ура!» И правда, нас благодарят за репетицию и теперь «мы свободны».  

9 мая 2018 г. «У нас тут праздник! Победа! А у тебя будильник не сработал!?»

Приезжаем в БЮИ в восемь часов утра. Особого напряжения нет, но многие кадетки суетятся, как бы прикрепить цветок на голову, чтобы не свалился потом вместе с пилоткой. Погода-то не радует сегодня теплом и солнцем, зато небо переливается грозными оттенками серого, как бы намекая на свои намерения.

По пути до плаца у меня успевает выпасть несчастный цветок, который подбирает директор нашей школы и кричит: «Кто цветок потерял? Я, что – должен за вами ходить, цветы подбирать!?» Однако до места добираемся без особых происшествий. Пока коробки ждут недостающих участников парада, кадетский состав стоит общей кучкой и разговаривает о своем: женская половина обсуждает, за кого замуж выскочить, и летчиков, что «лицом так себе, зато ростом под два метра». Тут же, как по волшебству, к девушкам маленькими шажочками подходят два парня из Алтайской летной школы, загадочно между собой переглядываясь и скрываясь за хитрыми улыбками. Мы уже ждем разговора, но тут что-то идет не так: джентльмены на цыпочках ретируются обратно в строй. Зато через 5 минут к нашему кружку подбегает девочка: «Как зовут вот эту светленькую?» показывая на нее пальцем: «А то два каких-то летчика про нее спрашивали...». Парни-парнями, а построение не ждет! Войска Барнаульского гарнизона уже построены по линеечке и готовы идти, как тут со всех ног бежит-пыхтит летчик, чье место в первой шеренге:

– Извините товарищ майор! Разрешите встать в строй?

– Какой еще строй, ты время видел!? Нет, не разрешаю.

– Такого больше не повторится, у меня просто будильник не сработал.

– ...твою мать! У нас тут праздник! Победа! А у него, видите ли, будильник не сработал!! Вставай в строй, потом с тобой разберемся...

Шли до нулевого километра под мерную дробь барабана. До начала праздника еще больше часа. Кадетам ничего не остается, кроме как стоять, молчать и дрожать от промозглого ветра, защищаясь легкими кителями. Сейчас на площади пустынно: рабочий персонал да несколько прохожих. Улюлюканье среди барышень нарастает, появляются смешки и жалобы на холод, мол не будут больше на парад ходить, ляжки морозить. Народ тем временем понемногу подтягивается, но вот «пилотки» все не замолкают, несмотря на замечания Ольги Николаевны и директора. В дело идет Алсу, ведущая свой строй: «Так, Бильчич[2]! Либо ты не кривляешься, и мы с тобой хорошо расходимся, либо в школе тебя будут ждать неприятности, выбирай. И вы, девочки, тоже базар прекратите, на параде все-таки стоите!». Девочки зубоскалят, но болтать перестают. Те же «воспитательные беседы» проходят и в других шеренгах. Все затихают, да и время уже подходит. Ведущий произносит не блещущую оригинальностью речь, за ним губернатор, после начинает играть оркестр, и мы идем...

Первые шаги отдаются тупой болью в конечностях, из-за чего некоторые начинают сбиваться с ритма: казалось, марш обречен на фиаско, однако, когда мы проходим мимо ветеранов, удается заметить, что все идут в ногу. С обеих сторон от дороги стоят толпы людей: кто-то ободряюще свистит, некоторые дети смотрят на нас с неподдельным восхищением и хлопают, как если бы мы уже стали героями, раздаются выкрики: «Девчонки молоды!». Стройный пазл начинает быстро распадаться   – парад подходит к концу. Кадетам сообщают, что автобус с вещами ждет их полчаса на улице Песчаная, только вот не уточняют, где улицу искать. В итоге, некоторые отыскивают этот переулок и греются после «бодрящей» прогулки. Пока мы утепляем посиневшие конечности, директор просит обзвонить заплутавших: «Скажите им, что мы поехали, а их куртки будут в школе, пускай туда приезжают. Заводи, Петрович!» Хотя бы в этот раз желтый старичок с надписью «дети» отвозит нас в корпус, а то все сами да сами...

 

[1] Коробка — парадное построение подразделения прямоугольником.

[2]  Екатерина Бильчич — та самая "дерзкая овца".


Автор: Дарья Беркетова, 11 класс, Барнаульский кадетский корпус, г. Барнаул