На защите наших прав

Каким вы представляете себе уполномоченного по правам ребенка в большом регионе? Таком, как Алтайский край? Наверное, это мужчина в строгом костюме и со строгими глазами?.. Но к нам в редакцию пришла хрупкая женщина, доброжелательная и жизнерадостная. Отвечая на наши вопросы, Ольга Казанцева постоянно ссылалась на конкретные статьи конкретных законов, как положено ответственному лицу, занимающему высокую должность. Но, несмотря на это, было ощущение, что она просто по-дружески нам советует, как стоит себя вести, чтобы в той или иной ситуации решить все проблемы наилучшим образом.

Нет места для насилия

В ноябре прошлого года Алтайский край потрясла новость о девятикласснике из Попереченской школы Каменского района, над которым издевались сверстники. Трое парней играли с одноклассником в травмоопасные игры, били его, мочились на ботинки. Мальчик молчал, пока не попал в больницу с черепно-мозговой травмой. Его родители написали заявление в полицию. Педагоги и администрация школы утверждают, что не знали об опасных играх. Оказалось, не только мальчик, который пострадал так серьезно, но и многие другие дети подвергались травле со стороны девятиклассников. В Попереченскую школу приехала Ольга Казанцева, она лично пообщалась и с пострадавшей семьей, и с педагогами.

— Там ситуация еще продолжается, даже возбуждено несколько уголовных дел. Одно из них в отношении педагогических работников, которые знали о проблеме, но не решали ее. Еще не завершена экспертиза определения тяжести вреда, причиненного здоровью. По ее итогам будет дана правовая оценка действий подростков. Только по результатам экспертизы можно говорить о привлечении к ответственности. Если отвлечься от этой ситуации, то травля часто носит психологический характер и может не иметь состава уголовного преступления, но тем не менее приносить вред личности ребенка, — комментирует Ольга Александровна.

— Как часто встречается подобное насилие в школах и как с ним бороться?

— За 2018 год всего к нам поступило 41 обращение с жалобами на насильственные действия в образовательных организациях. Но основная характеристика насилия — это его латентная, или скрытая, форма. Не всегда официальная статистика отражает реальную картину. Можно с уверенностью говорить, что случаев насилия гораздо больше, чем обращений на эту тему.
Кроме того, нужно понимать, что мы относим к насилию — только физический вред здоровью или психологическое давление тоже. Получение серьезных увечий — это все же единичные случаи. Унижение чести и достоинства — это тоже своеобразное проявление насилия, понуждение тоже относят к издевательствам. И таких случаев, конечно же, намного больше.
Насилие развивается постепенно, если его не пресечь на ранних стадиях, то будут плохие последствия. В среднем в мире каждый десятый ребенок подвергается унижениям в школах. В российских образовательных учреждениях, по данным иссследований 2014-2015 года, 18% мальчиков в возрасте 11-15 лет сталкиваются с насилием. Часто педагоги просто не умеют это видеть и не знают, как с этим работать. Я всегда советую учителям показать ребятам фильм «Чучело», чтобы они знали, какую позицию занимать. А еще хорошо бы прочитать книгу «Повелитель мух» Уильяма Голдинга. В насилии нет тех, кто проходит мимо: если ты прошел мимо, ты немой соучастник этого действия.

— А если ребенок сталкивается с насилием дома, куда обращаться в такой ситуации?

— Если такое случилось, то ребенок может обратиться ко мне, в органы опеки и попечительства или позвонить в полицию по телефону 102. В случае подтверждения насильственных действий родителей ограничат или лишат прав на воспитание. В семье нет места насилию. Хотя в обществе есть несколько сфер, где оно принято на уровне культуры — это спорт, например, бокс, и, к сожалению, воспитание детей. И дома насилие используется в качестве метода наказания. Нужны развивающие и воспитывающие программы, которые объяснят родителям, что насилие недопустимо. Большему риску подвержены дети и старики.
В Заринском районе отец-отчим (для одних детей в семье он был родным отцом, для других — отчимом) в течение двух лет избивал, оскорблял своих детей. В школе не были информированы об этом, дети не жаловались. В нашей культуре «стучать» на родителей не принято, поэтому дети молчат, что называется, до последнего и даже, не выдержав и написав заявление, потом сожалеют об этом, испытывают чувство вины. Но даже в этом случае я, как должностное лицо, все равно обязана довести дело до конца. Расследование продолжается.
Сейчас в Госдуме обсуждается законопроект о домашнем насилии. Он выставлен на публичное обсуждение на сайте Совета Федерации.

— Работает ли в Алтайс-ком крае телефон доверия и часто ли по нему звонят?

— В Алтайском крае он функционирует, на нем работают только профессиональные психологи. Телефон доверия — проверенный во всем мире способ поддержки людей в трудной жизненной ситуации. Я сама несколько лет назад работала руководителем кризисного центра для женщин, где тоже функционировал телефон доверия. Звонки не записываются, они анонимные и конфиденциальные. За 2019 год на телефон доверия поступило около 22 тысяч звонков, из которых 17 тысяч от детей. Чаще всего подростки обращаются по вопросам неразделенной любви или разорванных отношений, просят совета, как их восстановить. По этому телефону могут обращаться не только дети, но и родители. Можно обратиться не только за советом, психологической поддержкой, но и за реальной защитой своих прав, но тогда необходимо сообщить контактные данные.

Школа — второй дом?

— Имеют ли право учителя не пустить ребенка в школу, если он пришел без классической формы?

Даже если вы пришли в школу без формы, запретить вам посещать занятия не могут. Администрация нарушит ваше право на образование. Но нужно учитывать, что правилами внутреннего распорядка установлены требования к внешнему виду учащихся. За несоответствие полагается замечание или профилактическая беседа. Школа имеет право добиваться соблюдения установленных ею норм.
Хотя иногда и эти нормы могут быть оспорены и изменены. В одной из школ Бийска девочкам запретили носить брюки, и эта норма была закреплена в правилах внутреннего распорядка. К нам обращались по этому поводу, и мы оспорили это требование. Изменение в правила были внесены. Надо понимать, что всё, что касается брюк или юбок, макияжа или длины волос — это вопрос здравого смысла. Здесь можно и нужно искать взаимопонимание.

— В наших школах запрещается носить религиозную одежду, в том числе закрывающую лицо. Нарушаются ли права ребенка, если он хочет носить что-то подобное, например, хиджаб?

— Закон об образовании говорит о том, что школьная форма носит светский характер. Это правило регулируется школьным уставом, в нем чаще всего прописано, что головные уборы не предусмотрены. Но опять же — это вопрос здравого смысла. Если ношение хиджаба принципиально для человека, то я бы этого не запрещала. Но подобных ребят все-таки единицы.

— Насколько школьные психологи помогают детям, какова их функция в школе?

— Безусловно, школьная психологическая служба имеет ряд изъянов и требует усовершенствования. В Барнауле детские психологи работают практически во всех школах, а вот в районах края такого нет. К примеру, в Заринском районе несколько десятков образовательных учреждений и всего два психолога на весь район. Поэтому вопрос доступности такой помощи стоит очень остро. Психолог — это не просто тот, кто получил диплом. В психологической работе огромное значение имеет личный и жизненный опыт. Нужно, чтобы молодые психологи закреплялись в школах, а не уходили через несколько месяцев. Работа сложная, но интересная.
На мой взгляд, школьных психологов иногда используют в качестве наказания, приводя к ним ребят-нарушителей. Любому психологу трудно работать с немотивированным ребенком, ведь невозможно сделать с человеком что-либо против его воли.

— А какой закон защищает детей от гнета и оскорблений учителей? Куда обращаться?

— Первый базовый закон, который защищает ребенка в данной ситуации — Закон об образовании в Российской Федерации, 34 статья которого говорит, что ребенок должен находиться в безопасности в образовательной организации. Поэтому унижение, оскорбление чести и достоинства недопустимо. У вас есть право самостоятельно обращаться с претензиями к директору школы. Вы можете рассказать о ситуации родителям и вместе решать эту проблему, а также обратиться в комитет по образованию или прокуратуру. Ко мне тоже поступают заявления по таким вопросам, но их немного.

— Может ли учитель забрать у ученика телефон или проводить осмотр личных вещей без присутствия родителей, полиции? На какое противодействие ребенок имеет право?

— Телефон — это имущество несовершенноголетнего, поэтому забирать его без согласия учащегося нельзя. С 1 сентября в Алтайском крае действуют рекомендации по ограничению использования телефонов на уроках. В Барнауле такие поправки поддержали единичные школы. Но все-таки на уроке мы должны учиться, а не общаться с друзьями или играть, для этого есть перемена.
Досмотр могут проводить только правоохранительные органы в присутствии законных представителей, но не педагог. И только при подозрении на правонарушение. Ребенок имеет полное право отказаться и не дать учителю осмотреть сумку.

Здоровье детей — забота взрослых

— В некоторых школах медсестры постоянно нет на месте, хотя во время ее отсутствия кому-то может стать плохо. Где ее искать и как решать эту проблему?

— Часто школьной медсестры нет на месте, потому что она работает по совместительству и большую часть рабочего времени находится в поликлинике. Вопрос развития школьной медицины остается открытым. Медицинская сестра должна находиться в школе в течение всего времени, пока идут занятия.

— Как ваша служба поддерживает и защищает права детей-инвалидов?

— На Алтае проживает около 11 000 детей-инвалидов. В крае до сих пор осталась система особых образовательных учреждений, в которых обучается несколько тысяч детей. Но таких учреждений мало, а многие дети не хотят жить в интернате и приезжать домой только на выходные и каникулы. Они посещают обычные школы по программе инклюзивного образования. Вопрос доступной среды решается не так быстро, как хотелось бы. Ведь хорошие условия — это не только архитектурный аспект: отсутствие порогов, широкие дверные проемы, пандусы, специальные таблички и звукоусиливающая аппаратура. При желании оборудование можно приобрести, но важнее компетентность педагогов.
Представьте, если в классе из 30 детей двое с нарушением слуха или зрения, учителю нужно будет научиться взаимодействовать параллельно и с особенными ребятами, и с обычными учениками. Создание доступной среды — вопрос не одного года, а, как минимум, десятилетия. В Алтайском крае много школ, построенных более 40 или 50 лет назад, и сделать их доступными для детей-инвалидов можно только после капитального ремонта. Для колясочников удобнее всего установить лифт, детям с нарушением зрения таблички, специальные учебники. Это вопрос очень серьезных финансовых вложений.

Омбудсмен помогает в сети

— Я долгое время шла к социальным сетям, потому что это определенный уровень открытости и публичности. Оказалось, мне есть о чем рассказать своим подписчикам. Обычно я выкладываю какие-то мысли, рассказы про рабочие встречи. Многое из того, что происходит на совещаниях, других мероприятиях, появляется в соцсети. В Instagram ко мне обращаются с проблемами, и я на них реагирую точно так же, как на обращения, направленные ко мне по официальным каналам.

Еще материалы

Вирус головного мозга

Мои друзья в разговорах уже редко вспоминают что-то, кроме дистанционного обучения, скуки от одиночества и обновленных подсчетов числа зараженных. А мама неустанно ищет в интернете

Читать далее

Гут, а не капут

От людей, которые никогда не учили немецкий язык, нередко можно услышать: «кому нужен язык, на котором говорят только в Германии?» или «немецкий – очень грубый

Читать далее

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *